На главную страницу На главную страницу
На главную страницуДобавить в избранноеКарта сайтаНаписать вебмастеруО сайте | Автор | Видео


34 мсд » История » Публикации

Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала

«Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала»

Андрей В. Антипов
«Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала»
Москва, 400 с.
Тираж 10000 экз.
ISBN 5-04-001676-X
1998 ЗАО Издательство «Эксмо»

Стр. 147 – 149

«... – Была ночь, – рассказывает Рохлин, – ситуация оставалась непонятной. Полная неразбериха в управлении. Когда узнали о положении 131-й бригады, мой разведбат попытался прорваться к ней, но потерял много людей. До железнодорожного вокзала, где подразделения бригады заняли оборону, было около двух километров, напичканных боевиками. Рохлин тогда уже понял, что его гвардейцы оказались единственными, кому удалось не только вплотную приблизиться к центру города, но и закрепиться, не дав себя разгромить.

Всю ночь и утро нового года ждали 3-й батальон 276-го мотострелкового полка, который должен был сменить 33-й полк корпуса на блокпостах по ул. Лермонтовская. Подполковник Валерий Барноволоков несколько раз выезжал на перекресток улиц Маяковского и Богдана Хмельницкого, куда должен был прибыть батальон.

Вместо назначенных 3.00 1 января батальон сумел прибыть лишь в 17.50.

«Мы были в полном неведении относительно замысла старшего начальника», – утверждает начальник штаба этого батальона майор Евгений Питеримов.

В 3.00, когда подполковник Барноволоков ждал батальон на перекрестке, батальон начал отход из города и через час перешел к обороне у совхоза «Родина». Еще через час начальник штаба 34-й дивизии, куда входит 276-й полк, наконец поставил задачу идти в город, во взаимодействии с внутренними войсками поставить блокпосты по ул. Лермонтовская и, штурмуя наиболее важные строения, овладеть районами, прилегающими к реке Сунжа и ул. Первомайская.

Майор Питеримов по сей день удивляется, что вышестоящее командование, ставя задачу, не дало даже самых поверхностных сведений о противнике и характере его действий. У майора сложилось впечатление, что командование даже в то время продолжало считать, что боевики слабы и не способны к сопротивлению. Сам он и его подчиненные к тому времени уже видели, что это далеко не так.

Как бы там ни было, батальон наконец установил блокпосты по улице Лермонтовской. А 33-й полк выдвинулся вперед, к больничному комплексу, где уже закрепились 255 мсп и разведывательный батальон.... »

Стр. 158

«... Парашютно-десантному батальону 98-й дивизии и 129-му мотострелковому полку, двигавшимся со стороны аэропорта Ханкала, было труднее наступать: генерал Стаськов принял командование этими частями лишь за два дня до начала операции и в отличие от Рохлина не имел времени как следует подготовиться. Но отступать им было легче. У них в тылу стояли подразделения 104-й воздушно-десантной дивизии. А у Рохлина за спиной на тот момент были жиденькие блокпосты по ул. Лермонтовской, занимаемые 3 батальоном 276-го полка, отбивавшегося изо всех сил.

Отступление привело бы к переносу всей мощи огня боевиков на эти блокпосты. И им бы никто уже не успел помочь.

В 17.30 поступила информация о том, что окруженные на железнодорожном вокзале наши солдаты попытались сдаться в плен. Но по ним был открыт огонь...»

Стр. 160 – 161

«... К концу второго дня штурма командование группировки решило наконец сделать ставку на гвардейцев 8-го корпуса и их командира. Другого выхода к тому времени уже не было.

Второй этап операции федеральных войск в Чечне – штурм Грозного, имевший кодовое название «Лом» (очевидно, все те же авторы этого не менее изящного, чем «Дуристика», названия имели в виду расхожую поговорку: «Против лома – нет приема»), провалился, как и первый. Боевики превратили в металлический лом десятки танков и бронетранспортеров федеральных войск ...

– Разгром был полный, – рассказывает Рохлин. – Командование находилось в шоке. Его главной заботой стали, очевидно, поиски оправданий свершившегося. Иначе трудно объяснить тот факт, что на связь со мной никто не выходил. С того момента я не получил ни одного приказа. Начальники словно воды в рот набрали. Министр обороны, как мне потом рассказывали, не выходил из своего вагона в Моздоке и беспросветно пил...

В ночь со 2 на 3 января генерал-лейтенанту Льву Рохлину были переданы в оперативное подчинение 81-й и 276-й мотострелковые полки, остатки 131-й бригады, части корпусного подчинения 67-го армейского корпуса и вновь прибывшая 74-я отдельная мотострелковая бригада Сибирского военного округа.

Проще говоря, на него переложили всю ответственность за дальнейшее развитие событий. Правда, не забыли обозначить эти события как третий этап операции, придумав ему название: «Возмездие». Что можно было еще изобрести после «Дуристики» с «Ломом»?

– План операции, разработанный Грачевым и Квашниным, стал фактически планом гибели войск, – продолжает генерал. – Сегодня я могу с полной уверенностью утверждать, что он не был обоснован никакими оперативно-тактическими расчетами. Такой план имеет вполне определенное название – авантюра. А учитывая, что в результате его осуществления погибли сотни людей, – преступная авантюра.

В 6.00 3 января в центр боевого управления корпуса позвонил генерал Ларченко и попросил передать Рохлину, что «его мотострелковый батальон разблокировал подразделения 131-й бригады и начал выдвижение по улице Рабочая в направлении президентского дворца. Рубеж встречи – по проспекту Победы».

Ни в одном из документов 8-го корпуса и Северной группировки больше нет упоминания о 131-й бригаде и 81-м полке.

– Я отказался принять под командование эти части, – говорит Рохлин. – Их надо было выводить из боев, дать отдохнуть, переформировать. А лучше вообще больше не вводить в состав действующих сил. Люди пережили трагедию. И с этим надо было считаться...»

Стр. 196 – 197

«... «Кавказ». У них уже было около сорока раненых. Связь с ними пропала, Рохлин извелся: что случилось? Где они? Он шумел, ругался на всех, кто под руку попадет. Но связь не появлялась.

Бросить на выполнение поставленной разведчикам задачи еще кого-то он не мог. Повсеместно шли напряженные бои. Десантники тоже не могли ничего сделать. Они явно увлеклись и уже не успевали перераспределить свои силы в интересах полного окружения боевиков.

Короче говоря, перекрыть отрядам Дудаева отход из президентского дворца не удалось.

– Если бы это произошло, – считает Рохлин, – война в Чечне была бы окончена. Ни один из главных дудаевских командиров не ушел бы...

А вскоре объявились разведчики. Оказалось, что в рации комбата сели батарейки...

– Штурма президентского дворца фактически не было, – рассказывает Рохлин. – Правда, командование предлагало нанести по нему авиационный удар. Я ответил, что авиация уже помогла ... Хватит. Тогда предложили разбить дворец танками. Я спросил, как они это представляют: танки бьют со всех сторон и попадают друг в друга? Меня спросили: «Что предлагаешь?» Отвечаю: «Отдайте мне, я возьму по-своему».

Здесь Рохлин, похоже, не отказал себе в удовольствии подчеркнуть свои командирские способности. Он, в отличие от командования группировки, большую часть времени сидевшего в Моздоке, знал, что дворец не будет обороняться как Совмин.

– Я профессионал, – заявляет генерал. – Масхадов – тоже. Когда мы с ним говорили о ситуации вокруг дворца, то прекрасно понимали друг друга. Я знал, что он уйдет.

19 января в 7.30 подразделения 276-го полка и морской пехоты захватили гостиницу «Кавказ».

Примерно в это же время последние группы боевиков были выбиты из комплекса зданий Совмина. А вскоре дворец оказался практически пуст. В 15.30 он был взят.

– «Тунгуски» снесли несколько снайперов, оставшихся в нем, и подразделения вошли в здание без боя, – говорит Рохлин. – Была только одна проблема: потеряли флаг, который должны были водрузить над дворцом. Два часа искали...

Морская пехота успела вывесить Андреевский флаг и тельняшку...


Главная | История | Статьи | Книга Памяти | Фото | Арсенал-32 | Ссылки | Гостевая | Книги